Домой Блогосфера Мочанов: «Чтобы сделать популярным украинский язык, надо на нем снимать классные фильмы,...

Мочанов: «Чтобы сделать популярным украинский язык, надо на нем снимать классные фильмы, мультики, писать книги, сказки»

4

О том, кто и как должен или не должен регулировать медиа-пространство, о том, что может случится, если начнут закрывать телеканалы или любое другое СМИ, о том, кто такой современный журналист, в эксклюзивном интервью корреспонденту интернет-издания Новости Украины — From-UA рассказал известный украинский журналист Алексей Мочанов.

Новости Украины — FromUA: — Алексей, добрый день! За последние недели в украинском информационном пространстве произошли интересные трансформации и новые события. Как приятные, так и не очень. Начнем из позитивного — на ТРК «Украина» со своей «Свободой слова» появился Савик Шустер. Что можете рассказать о его работе, как журналиста? Достойный ли это будет медиа-продукт?

Алексей Мочанов: — В пятницу на украинском телевидении возродился Савик Шустер. Как изначально и планировалось, на первую программу должны били прийти лидеры партий, которые прошли в парламент. А так как Шустер, являясь человеком абсолютно понятных мне европейских взглядов, подходов и принципов, так вот он одно из пяти приглашений отправил Петру Порошенко. Хотя все знают, что именно Петр Порошенко выдавил Шустера из страны.

И тут возникает вопрос: а много ли у нас журналистов, таких как Савик Шустер, которые могут позвать дядю, который тебя, по сути дела, на несколько лет отправил куда подальше, плевал в лицо, в душу, в спину, в дорогу, в репутацию, в воспоминания, во все на свете?! И самое смешное, что после всего этого Савик Шустер абсолютно не собирается сводить с Порошенко счеты с помощью своей новой программы. Ведь Савик четко понимает, что если все-таки часть народа решила, что Порошенко должен остаться во власти, то он должен быть на этой программе.

Стоить отметить, что после отъезда Шустера, честно говоря, политические ток-шоу подобного плана стали менее качественные, с точки зрения приглашаемых гостей. Хотя раньше я к Шустеру ходил чаще по сравнению со многими, причем у меня никогда не было никаких абонементов, а ведь ходили слухи про какие-то платные места. Могу ответственно заявить, что все эти разговоры — абсолютная чушь. Я готов под любой присягой подтвердить и на любом полиграфе, что речи никогда не шло о том, что мне надо заплатить за место, за раскрутку, за то, чтобы предоставили возможность задать кому-то из приглашенных гостей, высокопоставленных чиновников, вопросы. С кем можно говорить, а с кем нельзя — это тебе решать. А все дело в том, что очень многие каналы держат журналистов, которые не являются модераторами дискуссий, из-за которых потом на политическом ринге происходит какая-то драка.

Поэтому мне кажется, что попытка регулировать какое-либо СМИ — может довести до того, что мы начнем скоро закрывать Интернет. Мне бы хотелось, чтобы у журналистов появилась какая-то внутренняя ответственность, понимание важных моментов, если они считают себя журналистами. Чтобы гости перестали кудахтать одновременно, как будто в курятнике, потому что из-за этого никто не понимает, что происходит в зале.

Новости Украины — FromUA: — Вы сейчас затронули тему регулирования средств массовой информации. Лично ваше отношение к лишении лицензии News One. Какую оценку можно дать всем событиям прошлой недели?

Алексей Мочанов: — Люди себе присваивают право присваивать то, что считается правдой, а что вымыслом. При этом огромное количество людей, которые выходили на Майдан за европейские ценности, в числе которых, первоочередно, стоит плюрализм мнений, свобода слова, вероисповедания, волеизъявления и всего на свете — почему-то хотят что-нибудь закрыть. Понятно, что в этих людях нет ничего европейского, а только азиатское, ханское, каганатское желание всем управлять. Очевидно, что они приходили к власти на волне Майдана не для того, чтобы сделать по-другому, а потому что их просто не устраивало то, что при власти были не они. По-моему мнению, в Украине должно работать все каналы, которые, в свою очередь, должны бороться за зрителя своим контентом и подачей. Возможно, у кого больше денег, у того будет чуть ярче картинка.

Вот лично я хотел бы смотреть разные каналы. Хочу привести пример Америки. Для того, чтобы понять, что происходит в США, там нужно обязательно посмотреть разные каналы: CNN дает позицию со стороны правящей партии, «Фоксньюс» с другой — но за счет этого у тебя складывается картинка. А в Украине я искренне не понимаю, какие сейчас передачи можно посмотреть на телевидении, чтобы понять, что происходит в стране. «Свобода слова» на ICТV, «Право на владу», Шустер в пятницу, или Ващенко, или Мартиросяна, или Голованова? Это ничего не даст, потому что одни и те же люди, в одной и той же одежде умудряются посидеть у Мартиросяна, а потом быстро переехать на News One. Я не знаю, это или из-за отсутствия спикеров, или из-за нежелания редакторских групп или гостевых редакторов работать? Единственное, что это вызывает — так это уныние.

Новости Украины — FromUA: — Легче всего — закрыть телеканал или какое-то СМИ. Ну а дальше что?

Алексей Мочанов: — Да, люди очень боятся, что случится, как с российской пропагандой в Крыму и на оккупированной территории Донбасса, потому что там очень мощная российская пропаганда делает качественный продукт и вправляет мозги. А у нас целое министерство Стеця! Так делайте свой контрпродукт! Для того, чтобы сделать популярным украинский язык, не надо принимать законы, надо на нем снимать классные фильмы, мультики, писать книги, сказки. Чтобы язык стал модным, он должен быть живым, а не латынью. И когда Альф заговорил по-украински, это было шикарно!!! Я сейчас все мультфильмы, которые выходят на дисках, ищу только на украинском языке. Мне безумно нравятся переводы которые делает Линартович, и я считаю, что Тачки в украинском переводе — это просто шедевр, причем в разы лучше, чем российский вариант с Джигарханяном и Харатьяном. Делайте классный продукт. А вы хотите запрещать. Запрещают только те, кто ничего не умеет делать.

Возвращаясь к вопросу о закрытии телеканалов, даже не могу назвать никакой алтернативы, если это случится. С одной стороны стоят — 112, ZIK и News One, а с другой стороны — такое же унылое говно и помои. С другой стороны, сейчас уже все лезут в интернет. Победа Зеленского показала, что количество телевизоров в деревне не так важно, как хорошо развитая сеть, хотя бы 3G, и возможность посмотреть какие-то ролики. Любой канал сейчас транслирует все параллельно на YouTube.

Я в телевизоре 20 с лишним лет. И за все это время я так и не понял, честно говоря, две структуры — Наблюдательный совет и Союз журналистов. Меня никогда не тянуло туда, потому что мне для того, чтобы понять, насколько я популярен на телевидении, нужно просто выйти на улицу. Если люди меня узнают — значит, все не зря. А если меня не узнают, значит, моя работа на телевидении с 13 удостоверениями журналиста — ни к чему.

Новости Украины — FromUA: — Что из украинского чтива вам сейчас больше всего «заходит»?

Алексей Мочанов: — В контексте этого расскажу очень показательную и странную историю. Сейчас счастливый и радостный Матиос продвигает книжку своей сестры Марии, которую она 9 лет писала: тысяча страниц, полтора килограмма веса, огромный исторический пласт — это очень здорово. Но у меня один вопрос. В 2012 году Мария Матиос вошла в парламент в составе фракции «Удар». А можно мне узнать позицию Марии Матиос по поводу того, что происходило в стране до, во время и после Майдана, за эти семь лет? Я понимаю, что Мария Матиос всю жизнь положила на борьбу против всего плохого за все хорошее, и ее брат Анатолий Матиос в том числе, но мне этого как-то маловато.

Если ты народный депутат, если ты в первой пятерке партии «Удар», фактически возле Кличко, если ты в Раде и в это время там что-то ни происходит, включая Майдан, избиение людей, начало оккупации, аннексия, война, море погибших, Донецкий аэропорот, Иловайский котел — и у нас вдруг Мария Матиос считает, что она могла бы войти в любой наблюдательный совет чего угодно. Стесняюсь спросить: а что она будет наблюдать? Как она наблюдала из парламента за тем, что происходит в стране, и написала за это время полуторакилограммовую книгу? Это круто, но я сейчас отдам предпочтение прочитать короткие заметки тех, кто действительно был заметен как человек, который попытался для этой страны что-то сделать.

Новости Украины — FromUA: — То есть, вы считаете, что вовсе не должно быть контроля за информационным пространством?

Алексей Мочанов: — Нет, почему же?! Есть закон, в котором записано, что нельзя ворожнечу и нацистскую символику. И что? У нас у Добкина в Харькове номера на всех машинах были 1488 — это сочетание цифр вообще запрещено (кодовый лозунг у националистов времен Гитлера. — Ред), в Германии за это вообще могут выселить из страны. А у нас все это легко и просто «заходит», и все хотят что-нибудь контролировать.

Мне так грустно, что у нас почему-то инженеры, толковые люди, которые могли бы приносить пользу стране, уезжают в Польшу, Швецию, Португалию — куда угодно. А все эти наблюдатели, контролеры, прокурорские, менты — хер кто из них куда уехал. Во-первых, они там никому не нужны, потому что они ничего не умеют делать, а во-вторых, им очень комфортно и выгодно все тут наблюдать и ничего не производить. Мы живем в очень грустное время, когда деньги, к сожалению, не зарабатываются, а перераспределяются. Почему все хотят во власть? Потому что так проще что-нибудь распределить и на себя: тебе дают 200 тысяч и просят только не задалбывать.

Юлия Процышена

Новости партнера Vse.Media